НВВИКУ
АРХИВ

Архив Калининградского Высшего Военного Инженерного Училища инженерных войск А..Ждаанова  переехал в Подольск ЦА МО ул. Кирова 74

+7(4967)69-90-05 телефон
+7 (4967)63-90-05 факс


НВВИКУ-НВИИВ


Новости НВВИКУ-НВИИВ



История кафедры двигателей и базовых машин

Нижегородское высшее военно-инженерное командное училище. г. Кстово

к 70-летию начала великой отечественной войны

Шумел сурово Брянский лес

Мало кто знает, что песню эту сочинили в партизанском отряде, в котором довелось пройти войну кстовчанину Владимиру Николаевичу Сергееву.

Ветеран рассказал о том страшном времени.

Владимир Николаевич Сергеев
Владимир Николаевич Сергеев

«Когда началась война, я закончил второй класс. Жили мы с родителями и младшим братом в Злынке Брянской области. В первый же день войны нас бомбили. Папу вскоре забрали в армию, мы остались с братом и мамой, которая была в положении. 23 августа 41-го в Злынку пришли немцы.

Нас выгнали из квартиры и поселили в полуразрушенную школу. Зима была морозной, отапливали помещение печкой-буржуйкой. И голод, и холод испытали. На еду меняли вещи.

Однажды собрали нас всех и погнали за восемь километров смотреть на расстрел евреев и тех, кто им помогал.

Партизаны

В конце 1941 года начали формироваться партизанские отряды. Мы тоже ушли в один из таких. В отряде провели два года. Относились мы к Сещенской группировке, которая входила в Первую Клетнянскую партизан-скую бригаду, действовавшую в брянских лесах. Мама шила и чинила одежду. Я с ребятами ходил в разведку, разряжал снаряды, авиабомбы, изготавливал мины. В общей сложности сделал более 1500 мин. Мины смешивались с глиной, землей – и их было не отличить от куска грязи. С помощью магнита прилепляли эту «грязь» к танку, машине, ставили время – и ждали. Под видом деревенских ребятишек ходили на станции к немцам менять продукты, по пути бросали в тен-дер замаскированные под уголь мины. А там уж лопатой зачерпнул, отправил в топку паровоза – его разносило в клочья.

Отряд перемещался с места на место. Жили в землянках.

Немцы воевали грамотно, чуть в лесу дымок заметят – начинали бомбить. И быстро раскусили эти мины, за наши головы сулили огромные деньги. Облавы устраивали, карательные операции.

«Вовик, ты не змерз?»

Помню, в ходе одной карательной операции уходить нам пришлось через болото. Сверху гниль, прелость горячая, а внизу холод страшный, ног не чувствуешь. Немцы шли цепью за нами. В болото не полезли, но стали стрелять, всё его свинцом полили. Мы с дядей Васей шли. Спрятались за кочку, и около меня пуля просвистела. Плюхнулась в грязь, и лицо мне забрызгало, я даже чуть вскрикнул от неожиданности. А дядя Вася вы-глянул из-за кочки и спрашивает: «Вовик, ты не змерз?» И в ту же секунду ему пуля попала прямо в лоб. До сих пор этот момент перед глазами.

Тогда пулеметчица Светлана спасла нас, прикрыла. В 2008 году я видел ее на встрече партизан Нижегородской области.

Вызываем огонь на себя

На немецких аэродромах работали поляки и чехи. Мы им доставляли мины, а они немецкие бомбардировщики минировали.

Восстанавливали силы немецкие летчики в доме отдыха, а ребята из отряда нанялись немцам молоко возить из деревни. И смогли узнать, где у них что расположено, нарисовали схему, и было решено наступать.

Ночью партизаны без единого шума вырезали всю охрану. А потом с четырех сторон зашли с ранцевыми немецкими огнеметами, струя которых доходила до 25 метров, и стали палить по дому отдыха. Горело все! Мое дело было стрелять по тем, кто покажется в окнах. Мы уничтожили порядка 200 элитных летчиков Геринга. На второй день после этого происшествия Геринг прилетел туда лично. Снял с поезда немецкую дивизию и выжег все в радиусе 75 километров. Тех, кто помогал партизанам, сжигали живьем. Но мы в это время уже были далеко.

Терпи, казак, атаманом будешь!

Как-то бомба упала в пятнадцати метрах от меня. Спасло то, что взрывной волной отбросило на стог сена. Попал я в мадьярский госпиталь.

Врачи были хорошие. Казалось бы, я враг им, а они все равно меня лечили. Правая нога висела на сухожилиях, в левой была трещина. Но они мне ампутировать правую не стали, сохранили ее. Делалось все на живую. Я уже и кричать не мог, только шипел, а под конец и вовсе сознание потерял. Через три дня врач подошел ко мне и говорит: «Гут, кинд». А потом по-русски: «Терпи, казак, атаманом будешь!»

Через 14 дней отправили «нах хауз, к муттер». До сих пор у меня эта нога болит, трофическая язва вот уже два года как. Надо, говорят, в Израиль ехать, на Мертвое море.

Наконец-то война закончилась

Когда Брянскую область освободили, первым делом в школу пошел и параллельно работать на спичечную фабрику учеником в столярный цех. К восемнадцати годам получил седьмой разряд столяра-краснодеревщика.

В 1950 году призвали меня в армию, закончил там трехгодичное авиационное училище. В 1953 году перебрался в Кстово, на Карповку, аэрофоторазведчиком. Вскоре за-брал сюда маму, сестру и брата. Отец погиб на Южном фронте в 1942-м. В училище я полюбил фотографию, стал делать выставки, со своими работами в Москву ездил. Нравится пейзажи снимать, контражур, игру теней».

Владимир Николаевич и сейчас работает техником в НВИИВ.

У бывшего партизана двое детей – Николай и Евгений, которые, в свою очередь, наградили отца внуками и правнуками.

У Владимира Сергеева золотые руки. Кроме всего прочего, он еще и мастер спорта по бильярду.

Бильярдные столы мастерит сам. Один такой подарил на юбилей бывшему начальнику военного училища генерал-майору Николаю Бондаренко. Николай Иванович отметил, что никогда не видел подобных.

Светлана ЗИМИНА.
Фото Алексея САФОНОВА


Адрес НВИИВ (НВВИКУ)

607654, Нижегородская область, г.Кстово-4, НВИИВ (военный институт ранее известный как НВВИКУ).

2010-2015© НВИИВ г. Кстово

контактный e-mail администратора сайта: akulgin@ya.ru

Яндекс.Метрика